Скончался дизайнер, определивший облик современной НБА. Ему был 41 год

Баскетбол

Вирджил Абло дал вторую жизнь кроссовкам Джордана и привил лиге неповторимый стиль.

Уходящий год забирает свое и делает это холодно, безраздельно, без остатка. Сегодня некрологи всего мира носят имя Вирджила Абло — креативного директора модного дома Louis Vuitton, который в 41 год ушел из жизни из-за рака.

Его часто называют новатором, хотя сам дизайнер жил и творил по принципу «все, что сделано до меня, — мое»; поэтому уместнее назвать Абло скорее выдающимся интерпретатором. Абло начинал свои отношения с модной индустрией через внедрение уличного стиля одежды, пытаясь найти симбиоз гламурного шика и повседневного универсализма. 

Со временем его смелые коллаборации с именными моделями Майкла Джордана стали отдельным сегментом рынка, а модные футболисты вроде Эктора Бельерина, Неймара и Килиана Мбаппе окопались в первых рядах премьерных показов коллекций Абло. Заимствуя и переиначивая культовые для уличной — а вместе с ней и спортивной — культуры вещи, Вирджил не мог миновать НБА.

По сути, с нее он начал, когда добился своего самого крупного успеха — подписания в 2018-м партнерского соглашения с Louis Vuitton. Плодовитый и неутомимый Абло запустил сразу несколько капсульных коллекций на разные темы, но главной его целью была коллаборация с НБА.

У Абло ушло два года, чтобы добиться подписания партнерского соглашения между лигой и Louis Vuitton. Поэтому когда контракт был заключен, Абло не стал себя ограничивать. Для презентации совместной коллекции дизайнер договорился с владельцами домашней арены «Нью-Йорк Никс» — «Мэдисон Сквер Гардэн». Именно в ее центре Абло обустроил инсталляцию из роскошных дорожных сумок, кожаных рюкзаков, пиджаков, пледов, термосов, которые были украшены замысловатыми узорами логотипа НБА и фирменным орнаментом LV. Венцом всей коллекции стал роскошный кожаный кофр для транспортировки чемпионского кубка Ларри О’Брайена.

— Эта коллекция посвящена миру баскетбола, как культурному феномену и окружающим его людям. Объединяющая сила этого вида спорта универсальна для каждого, — охарактеризовал свою работу Абло.

Рассел Уэстбрук, Пол Джордж, Джеймс Харден и все те игроки, для которых мода не исчерпывается приобретением популярных аксессуаров и дорогой одежды, а включает в себя четкое изучение веяний индустрии, посещение знаковых показов и мероприятий, сейчас пребывают в состоянии ступора. И их можно понять, ведь Абло был не просто очередной знаменитостью, посещающей их многочисленные матчи, но и другом, советчиком. И это касается не только персоналий, но и целых организаций. Поэтому свои соболезнования семье дизайнера приносят не только спортсмены, но и клубы НБА.

Чикаго — особенное место для Вирджила, который там взрослел и умер. В Городе ветров Абло познакомился с Канье Уэстом, с которым у них затем было множество совместных проектов (за оформление альбома Канье и Jay-Z Watch the Throne Абло был номинирован на Грэмми).

В 2020-м в преддверии Матча звезд в Чикаго Абло совместно с ведущим производителем спортивной одежды и экипировки отремонтировал и оформил центр для спортивного развития детей.

«Чикаго Буллс» — дом, который построил Майкл, чья именная линейка со временем стала культурным феноменом и расширила масштабы влияния Джордана далеко за пределы спорта. Так второе рождение она получила при непосредственном влиянии Вирджила Абло. Именно он взял за основу классические модели Джордана, чтобы впоследствии делать из них своеобразные мини-инсталяции. 

Неожиданные материалы, съемные детали, лаконичные надписи, нарочитость пунктирных линий швов. Абло придал и без того культовым кроссовкам вид и статус мультикультурной вещи, которую можно выставить в качестве отдельного экспоната на выставке, носить в повседневной жизни и играть в баскетбол. Падкие на эксперименты и раритетные модели кроссовок игроки НБА делали и то, и другое.

Главный коллекционер кроссовок среди игроков НБА Пи Джей Такер по ходу прошлогодней финальной серии презентовал пару стоимостью 250 тысяч долларов. Вместе с дизайнером и ювелиром форвард превратил первую именную модель Джордана в интерпретации Вирджила Абло в произведение искусства. Так выглядят кроссовки, инкрустированные бриллиантами в 33 карата.

Кто-то может счесть это дурновкусием, но давайте начистоту — вспомните как выглядели игроки в начале 2000-х. За исключением любителей поностальгировать, едва ли найдутся те, кто всерьез решится утверждать, что это стильно.

Предыдущий комиссар НБА Дэвид Стерн прекрасно понимал, что игроки должны перестать презентовать себя как дорвавшиеся до сумасшедших денег ребята в штанах на шесть размеров больше. Введенный Стерном дресс-код был лишь началом, в дальнейшем игроки научились если не распознавать критерии хорошего вкуса, то хотя бы определять видение собственного уникального стиля. 

И во многом этому способствовал Абло. Он сочетал в себе черты человека, который определяет развитие высокой моды и в то же время был своим парнем, который добился признания и высокого положения за счет популяризации афроамериканской культуры. Поэтому Абло был близок не только игрокам НБА, но и самой лиге. Близок настолько, что дизайнеру отдают дань памяти в том числе и на официальном сайте НБА.

Читайте также:

  • Комплекс разоблачителя. Зачем Скотти Пиппен показательно унижает Майкла Джордана

news.sportbox.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *